Image Image Image Image Image Image Image Image Image Image

Simplenomics | Март 28, 2017

Scroll to top

Top

No Comments

«Скелеты в шкафу – отчетность «Сургутнефтегаза» по МСФО»

«Скелеты в шкафу – отчетность «Сургутнефтегаза» по МСФО»
Отсюда

В последний рабочий день перед майскими праздниками самая закрытая российская нефтяная компания – «Сургутнефтегаз» – опубликовала отчетность по МСФО за последние два года. И это уже событие. В последний раз отчетность по международным стандартам (GAAP) компания представляла 11 лет назад. Тогда выяснилось, что она владела 17,6 млрд собственных акций (около 41% от общего числа), что, конечно, вызвало фурор на рынке.  С тех пор, чтобы избегать ненужной руководству публичности, «Сургутнефтегаз» ограничивался публикацией бухгалтерских форм по российским стандартам и отчетами эмитента, хотя его депозитарные расписки торгуются и в Лондоне, и в Нью-Йорке. 

Одной из излюбленных тем аналитиков нефтегазового сектора стали попытки разобраться в происходящем в компании на основе скудных данных и годовых отчетов, в которых раздел о социальной ответственности больше раздела с финансовыми показателями. Новые требования ФСФР требуют публикации консолидированной отчетности по международным стандартам для всех российских публичных компаний. И «Сургутнефтегаз» был вынужден приоткрыть завесу тайны над своей деятельностью, хотя заигрываться в открытость не намерен – международная отчетность будет публиковаться только раз в год.  
Такая секретность стоит вполне реальных денег акционерам компании. Если сравнить изменение рыночной стоимости обыкновенных акций российских нефтяных компаний за последние годы, то «Сургутнефтегаз» явно находится в числе отстающих. С середины 2011 года рыночная капитализация остается неизменной в пределах 35–40 млрд долларов. За четыре года – с марта 2009-го по апрель 2013-го – акции выросли в цене только на 10%! За тот же период цены на нефть и бухгалтерская прибыль увеличились более чем вдвое. 
График. Изменение стоимости обыкновенных акций российских нефтяных компаний, 1 марта 2009 года – 30 апреля 2013 года
Bloomberg, расчеты автора
Можно ли надеяться на какие-то реальные изменения в том, как компания относится к миноритарным акционерам, в свете публикации отчетности по МСФО? В отношении «Сургутнефтегаза» у аналитиков и инвестора традиционно есть несколько вопросов, на которые, собственно говоря, многие надеялись увидеть ответы в международной отчетности. 
Первый – судьба казначейских бумаг, которые были на балансе компании десять лет назад и затем оказались переданы некоммерческим партнерствам, формально неподконтрольным компании. Имеют ли миноритарные акционеры какие-либо права на эти акции, выкупленные за счет средств «Сургутнефтегаза»? Судя по отчетности, ответ на этот вопрос – уверенное «нет». По состоянию на 31 декабря 2012 года в собственности группы находилось только 650 тысяч голосующих акций (менее 2% от общего числа). Отчетность не содержит каких-либо формальных разъяснений на тему того, что произошло с казначейскими бумагами. 
Второй вопрос – конечные бенефициары. Уже много лет ведутся активные обсуждения того, кто же является конечным владельцем одной из крупнейших российских компаний.  В отчетности «Сургутнефтегаз» указал только, что «акции компании распределены между акционерами, ни один из которых не является конечной контролирующей стороной и не оказывает существенного влияния». Таким образом вопрос о конечных владельцах 75% акций, не торгующихся на рынке, так и остался без ответа. 
Третий вопрос – судьба «денежного мешка», который «Сургутнефтегаз» накапливал все последние годы. Отчетность по МСФО примерно совпадает с теми оценками финансовых активов, которые давались в российской отчетности. По состоянию на конец прошлого года общий объем ликвидных активов составил по МСФО около 930 млрд рублей. Однако международная отчетность дает возможность понять, каким образом используются эти средства. Практически все они размещены на депозитах в крупнейших российских банках – Сбербанке, ВТБ, «Юникредите» и «Газпромбанке». Компания практически все депозиты размещает в валюте – долларах США или евро. Таким образом, на «Сургутнефтегаз» приходится около 10% всех корпоративных депозитов, размещенных в российских банках, и более 25% корпоративных депозитов в иностранной валюте. 
Таблица. Размещенные депозиты «Сургутнефтегаз», 2011–2012 год (млн рублей)
На 1 января 2011 На 31 декабря 2011 На 31 декабря 2012
Сбербанк России 216 325 286 961 383 921
ЗАО «Юникредитбанк» 70 037 168 469 168 891
«Газпромбанк» (ОАО) 151 217 173 538 168 813
Банк ВТБ (ОАО) 90 192 170 918 135 597
Прочие коммерческие банки РФ 81 319 40 672 22 383
Итого 609 090 840 558 879 605
Источник: «Сургутнефтегаз» 
Однако доходность подобных вложений крайне низка. В 2011 году размещенные депозиты обеспечили доходность в 3,0%, а в 2012-м она увеличилась до 3,6%. Стоимость финансовых активов, которые находятся на балансе компании, составляет почти 85% от рыночной капитализации. Судя по всему, «Сургутнефтегаз» намерен и дальше сидеть на этом «денежном мешке», поддерживая крупнейшие российские банки дешевыми депозитами. 
Итак, каких-либо серьезных положительных новостей публикация отчетности «Сургутнефтегаза» так и не принесла. Рынок воспринял ситуацию именно таким образом – 30 апреля на новостях о публикации отчетности акции несколько выросли, но затем, после того как все желающие внимательно прочитали отчетность, цены стремительно пошли вниз. 2 марта 2013 года акции «Сургута» закрылись на отметке 25,69 рубля – столько же они стоили почти 8 лет назад, в августе 2005 года. 
График. Изменение цены обыкновенных акций «Сургутнефтегаза» (SNGS) 29 апреля – 2 марта 2013 года (15 минут)
Московская биржа