Image Image Image Image Image Image Image Image Image Image

Simplenomics | Март 28, 2017

Scroll to top

Top

No Comments

Восемь лет без ОПЕК. Почему картель решил вернуться?

Восемь лет без ОПЕК. Почему картель решил вернуться?

Заседание ОПЕК 30 ноября 2016 года называли одним из важнейших для организации событий за десятилетия. Картель должен был подтвердить необходимость своего существования или сдаться, расписавшись в собственной недееспособности.

Ровно два года назад, в ноябре 2014 года, ОПЕК не стала сокращать квоты и фактически отказалась от попыток влиять на цену нефти. Это решение начало новый этап для мирового рынка – период самоустранения нефтяного картеля от своей основной функции. Тогда рынок потерял привычные ориентиры – в результате цены снизились c \$75–80 за баррель в конце ноября 2014 года до \$45–50 в январе 2015-го. Спустя год страны ОПЕК вновь подтвердили приверженность новой стратегии и отказались в принципе от формального механизма квотирования. Теперь каждая страна могла решать сама, сколько нефти добывать и почем ее продавать. Рынок, решивший, что ОПЕК теперь уже можно списывать со счетов, сделал свои выводы. Неверие в способность картеля стабилизировать мировой рынок стало одной из причин, почему цены на нефть в начале 2016 года опустились ниже \$30 за баррель. Если подвести итоги этих двух лет, то несложно сделать вывод: новая политика ОПЕК приводила к последовательному снижению цен даже не потому, что страны-участники не могли сократить добычу, а потому, что они ее бурно наращивали. С конца 2014 года суммарная добыча стран ОПЕК выросла примерно на 2,5–3,0 млн баррелей в сутки – с 31 млн до 33,6–34,0 млн баррелей в октябре 2016 года. За то же время мировые цены на нефть упали почти в два раза. Парадокс заключается в том, что текущий дисбаланс на рынке, понимаемый как превышение текущего спроса над текущим предложением, оценивается американским Управлением энергетической информации (EIA) в 0,5–1,0 млн баррелей в сутки. Получается, что если бы ОПЕК сохранила добычу на уровне конца 2014 года, то мировой рынок нефти уже давно находился бы в дефиците и мы сейчас наблюдали бы другой уровень цен.

Основная предполагаемая мишень новой политики ОПЕК – американская нефтедобыча – при этом пострадала не так уж сильно и сократилась примерно на 1 млн баррелей в сутки. В остатке получается, что прирост добычи ОПЕК за последние два года (2,5–3,0 млн баррелей в день) более чем в два раза превысил сокращение добычи в США (1 млн баррелей в день). В результате новой политики предложение на мировом рынке выросло, а цены снизились.

В полном соответствии с «дилеммой заключенного» из теории игр каждый производитель нефти, действуя из своих собственных интересов, всеми силами наращивал добычу, чтобы максимизировать свою выручку, и тем самым обрушивал цены, ухудшая свое положение.

Однако в конце сентября 2016 года на неофициальной встрече ОПЕК в Алжире неожиданно для многих страны-участницы договорились о потенциальном сокращении добычи на 0,6–1,2 млн баррелей в сутки – впервые за восемь лет. Однако распределение квот по странам не было установлено – достичь договоренностей планировали как раз к заседанию 30 ноября.

Важнейшей причиной, почему встреча в Алжире принесла хоть какие-то результаты, стало изменение позиций Саудовской Аравии. Если раньше Саудовская Аравия как крупнейший производитель и неофициальный лидер картеля придерживалась мнения «давайте дадим рынку самому устанавливать справедливый уровень цен, а неэффективные производители пусть уходят с рынка», то теперь эта позиция изменилась. Саудовская Аравия в лице нового министра энергетики Халида аль-Фалиха дала понять, что в принципе договоренность о сокращении добычи возможна. Королевство не будет выступать против при одном условии – все участники должны внести свой посильный вклад в общее дело.

На мой взгляд, смена позиции Саудовской Аравии была связана в первую очередь с нарастающими проблемами в экономике страны на фоне низких цен на нефть. К примеру, в 2015 году дефицит государственного бюджета Саудовской Аравии достиг 15% ВВП. Несмотря на бюджетную консолидацию, в 2016 году дефицит составит 10–12% ВВП. Такой уровень дефицита не является устойчивым даже на горизонте пяти лет. Королевству требовалось либо резко сократить уровень госрасходов, в первую очередь за счет сокращения занятости (60–80% занятости в стране приходится на бюджетный сектор), либо девальвировать фиксированный к доллару США риял. Оба варианты чреваты непредсказуемыми социально-политическими последствиями. Поэтому оставался другой путь – повысить нефтяные доходы.

Свою роль в изменении позиции Саудовской Аравии сыграло и то, что сейчас в принципе благоприятное время для подобной договоренности – мировой рынок нефти постепенно балансируется, рост запасов замедлился, опасения по поводу замедления мировой экономики уменьшились.

Однако формализация алжирского соглашения давалась с большим трудом. В последние два месяца даже привычно волатильный нефтяной рынок лихорадило больше обычного. Настроения еженедельно менялись из крайности в крайность – от «растущего оптимизма» по поводу будущей договоренности до полного неверия рынка в способность ОПЕК договориться о чем-либо вообще, и обратно. Как обычно, страсти подогревали противоречащие друг другу заявления министров, утечки информации из анонимных источников и какофония всевозможных аналитических мнений. Стабильности не добавило то, что отдельные страны перед встречей решили по максимуму нарастить собственную добычу, с тем чтобы усилить переговорную позицию и договариваться о сокращении с более высокой базы.

Еще 29 ноября, накануне заседания, консенсус рынка заключался в том, что сделки не будет. Однако, как это ни удивительно, ОПЕК все же смогла извлечь уроки из опыта предыдущих двух лет и договорилась о сокращении добычи на 1,2 млн баррелей в сутки. Обязательства вступают в силу с января 2017 года. Утвержденные сейчас 1,2 млн баррелей в день – это верхняя граница сентябрьских договоренностей, то есть максимум, на что можно было рассчитывать. Еще до итоговой пресс-конференции заседания цены на нефть выросли примерно на 8% – на \$4 за баррель. Таковой оказалась цена способности участников договориться.

ОПЕК выучила еще один важный урок – для воздействия на рынок надо уметь превышать его ожидания. Таким «превышением» стали новости о координации ОПЕК с другими крупными производителями. Как было заявлено на итоговой пресс-конференции, страны, не входящие в ОПЕК, взяли обязательство дополнительно сократить добычу на 600 тысяч баррелей в сутки. Россия обещала сократить добычу на 300 тысяч баррелей в сутки (в октябре добыча нефти в стране обновила постсоветский рекорд и составила 11,2 млн баррелей в сутки). Эта информация не учитывалась в ценах и стала неожиданной для рынка. Члены ОПЕК также попытались развеять опасения по поводу собственной низкой дисциплинированности и договорились о создании специального комитета, который будет мониторить соблюдение обязательств. Разумеется, долгосрочность текущего скачка нефтяных цен будет зависеть от того, насколько достигнутые договоренности будут фактически соблюдаться. Однако это первый шаг к восстановлению контроля над рынком.

30 ноября ОПЕК смогла доказать, что слухи о смерти картеля все же преувеличены. С другой стороны, это решение указывает на то, что политика последних двух лет была ошибочной. И ОПЕК наконец признала это.